Речь как индикатор нравственно-эстетического развития личности

Пометелина С.М.
Сибирский государственный университет путей сообщения,
Новосибирск

Дисциплина «Русский язык и культура речи» преподается в СГУПСе в основном на первом курсе в течение одного семестра. На занятиях приходится сталкиваться с тем, что речь студентов-первокурсников изобилует жаргонизмами. По данным последних исследований, в студенческой среде степень жаргонизации речи, определенная в, казалось бы, безобидной сфере общеоценочных слов, превышает 50% для юношей и 33% для девушек, то есть зашибись, отпад, супер, круто, стремно и подобные словечки наполовину вытесняют литературные выражения.
Речь – это специфическая форма отражения действительности. Она отражает изменения, происходящие в нашей жизни, связанные со сменой нравственных и культурных ориентиров, ценностей, установок. Каковы же причины употребления в речи студентов большого количества жаргонизмов?
Молодежная речь отражает неустойчивое культурно-языковое состояние общества, балансирующее на грани литературного языка и жаргона. Жаргон – явление не новое в нашей языковой истории. Так, в 20-30-е годы прошлого века разговорную речь захлестывали волны уличной стихии – беспризорников, воров, – а также митинговый язык революционных матросов и солдат. Сейчас же так называемый общий жаргон – сниженный стиль речи, размывающий и нормы языка, и нормы речевого этикета, – становится привычным не только в повседневном общении, но и звучит в теле- и радиоэфире.
Стремительное и постоянное ускорение и обновление – ведущие характеристики современной жизни, которой живет российский студент. Научно-техническая революция делает общение чрезвычайно динамичной системой, стимулируя радикальное изменение социальных связей и форм человеческих коммуникаций. В современной культуре присутствует ярко выраженный слой инноваций, которые взламывают и перестраивают культурную традицию, затрудняя тем самым процессы социализации и адаптации человека к постоянно меняющимся условиям и требованиям жизни. Усложнение социокультурной реальности, сопровождающееся ломкой традиций и норм разных сфер жизни, стремительное и всеохватывающее распространение продуктов массовой культуры обусловливают угрожающие масштабы современного кризиса общения.
Другой причиной употребления в молодежной речи жаргонизмов является потребность молодых людей в самовыражении и встречном понимании. Неформальное общение студентов-первокурсников подчинено таким мотивам, как поиск наиболее благоприятных психологических условий для общения, ожидание сочувствия и сопереживания, жажда искренности и единство во взглядах, потребность самоутвердиться. В свете всего перечисленного общение с товарищами становится большой ценностью для студента-первокурсника. Нередко оно является настолько притягательным и важным, что учение отодвигается на второй план, возможность общения с родителями выглядит уже не такой привлекательной.
Полноценное общение в молодежной среде невозможно без владения ее языком. Молодежный же язык подразумевает использование жаргонных слов, бранных оборотов речи как своего рода междометий или просто способов связи предложений, не выражающих отрицательных эмоций. Тем не менее, грубая агрессивность подобной формы речи, даже лишенная оскорбительной направленности, малопривлекательна и вряд ли может служить свидетельством вкуса и красноречия. Скорее это проявление «языковой болезни» – бездумности и отрицания норм, примитивизма и языкового атавизма, присущих семнадцатилетним. По-видимому, в определенный период роста молодежи приходится переболеть этой болезнью, чтобы, преодолев ее первобытную стихию, осознать достоинство и силу русского языка.
Еще одна причина жаргонизации речи студентов – расширение сферы общения. Современные технологии раздвигают рамки общения. Например, появление Интернета позволило современной молодежи «зависать» в чатах (от английского слова chat – болтовня) и тем самым значительно расширить свой круг общения. И поскольку основная масса, общающаяся таким образом, – молодежь, нет ничего удивительного в том, что происходит усвоение соответствующей нормы речи.
Стихия, питающая молодежный язык, – это всё новое, нетрадиционное или отвергаемое: музыкальное телевидение и речь наркоманов, компьютерный жаргон и городское просторечие, английский язык и воровское арго. Каждая из этих составляющих имеет свою сферу, свой предмет и в то же время представляет широкое поле для заимствования: не грузи меня – из жаргона компьютерщиков; тащусь, торчу – из жаргона наркоманов.
Для молодежного жаргона характерно, помимо отчужденности, эмоционально-игровое начало. Почему, если молодежь знает, как говорить правильно, она говорит неправильно? Почему предпочитает использовать осуждаемые формы речи, зная нормативные? Да просто потому, что у нее другая система ценностей, другая норма – антинорма, в основе которой лежит и некий молодежный протест против норм и правил, и своеобразная форма отделения молодежи от взрослых, так называемая языковая игра.
Один из игровых приемов, используемых в молодежном жаргоне, – сближение слов на основе звукового подобия, звуковой перенос. Например: лимон вместо миллион, мыло вместо e-mail (от английского слова со значением «электронная почта»).
Таким образом, шутка, игра – это позитивный элемент молодежной речи. Вряд ли стоит бороться с этим.
Другая важная характеристика студенческого жаргона – его «первобытность», которая проявляется в неопределенности, размытости значений входящих в него слов. Сюда относятся как блин! и ёлы-палы!, используемые в жаргоне только в качестве эмоциональных восклицаний, так и слова типа корки, прикол, крутяк, улёт, чума. Будучи использованными в качестве эмоциональных междометий, они практически полностью теряют свое лексическое значение, которое вытесняется сильно акцентированным в определенной ситуации эмоциональным компонентом значения. В зависимости от ситуации и круга общения данные слова могут выражать разнообразные – вплоть до противоположных – эмоции: разочарование, раздражение, восхищение, удивление, радость и т.д. При этом более или менее адекватное «узнавание» выражаемой эмоции слушателем не может осуществиться без учета интонации, мимики, жестикуляции говорящего, а также контекста.
Подобное явление было в свое время отмечено Д.С. Лихачевым для уголовно-лагерного жаргона. Он охарактеризовал это явление как атавистический примитивизм речи, сходный с диффузностью первобытной семантики. Этот первобытный атавизм Д.С. Лихачев считал болезнью языка – «инфантилизмом языковых форм». Для этой «болезни» характерно, что молодежь часто использует слова и выражения, значения которых до конца не осмысливает и не стремится осмыслить, играя на внешней яркости образа (например, меня колбасит).
Итак, основное заслуживающее осуждения качество молодежного жаргона, который формируется кругом общения студентов-первокурсников, – его выраженный атавистический примитивизм. Кроме расплывчатой семантики, он проявляется и в сниженности тех сфер лексики, откуда черпаются его ресурсы, и в стилистически сниженных грамматических средствах, используемых в речи. Это, в частности, уничижительные суффиксы –няк, -ня (отходняк, депрессняк, тусня), усечения (ботан, препод), фамильярные суффиксы в личных именах (Димон, Колян, Натаха).
Все эти приемы – осознанный выбор, осуществляемый в речевом поведении студентов. А речевое поведение также регулируется нормой или антинормой. Современный студенческий жаргон выбирает антинорму.
Сейчас много говорят о кризисе современного русского языка. Думается, что он проявляется не на уровне языковой системы, а в сфере культуры речи, в частности, речи наших студентов. «Языковой кризис» обусловлен и провоцируется кризисом общества, и «спасение языка» может произойти только естественным путем как следствие спасения общества, частью которого является молодежь.

Курс №1.38. Практическая деятельность преподавателя высшей школы (5 модулей)

Курсы повышения квалификации:

 

5

Автор публикации

не в сети 5 месяцев

Pometelina50

760
flagРоссия. Город: Новосибирск
Комментарии: 0Публикации: 42Регистрация: 25-12-2019

Добавить комментарий