Современные заимствования: обогащение русского языка или угроза нашей самобытности?

Научно-исследовательский центр «Иннова»

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования

«Сибирский государственный университет путей сообщения» (СГУПС)

Международный научно-исследовательский конкурс

«НАУЧНЫЕ ДОСТИЖЕНИЯ И ОТКРЫТИЯ – 2019»

КОНКУРСНАЯ РАБОТА

СОВРЕМЕННЫЕ ЗАИМСТВОВАНИЯ: ОБОГАЩЕНИЕ РУССКОГО ЯЗЫКА ИЛИ УГРОЗА НАШЕЙ САМОБЫТНОСТИ?

Руководитель:

канд. филол. наук,

доцент кафедры

«Русский язык и восточные языки»                                              С.М. Пометелина

Исполнитель:

студент группы С-211

факультета «Строительство железных дорог»                            М.С. Степанова

Новосибирск 2019

ВВЕДЕНИЕ

Работа посвящена одному из наиболее актуальных вопросов, характеризующих русскую языковую реальность, – проблеме использования заимствованных слов в современном русском языке, огромное количество которых многие ученые оценивают как потенциальную угрозу для русской культуры.

С 2007 года в России проходит конкурс «Главное слово года». Такое слово выбирают эксперты, среди которых известные филологи, писатели, журналисты, культурологи и философы. В последнее время в число наиболее популярных входят слова нерусского происхождения, такие, как харассмент, хайп, биткоин, баттл, допинг, криптовалюта, фейк. Почему главными словами в России становятся заимствования? Чем это чревато для русского языка и русского самосознания? Ответам на эти вопросы посвящена данная работа.

Объектом исследования является новейшая заимствованная лексика, предметом – ее влияние на ментальные процессы, лежащие в основе русского языкового сознания.

Цель исследования – проанализировать употребление заимствований в современном русском языке сквозь призму взаимосвязи языка и мышления.

Гипотеза исследования – появление избыточных американизмов в речи носителей русского языка происходит под воздействием языковой моды, которая обусловлена внешними факторами, а именно, процессом глобализации современного мира.

Реализации поставленной цели и выдвинутой гипотезы способствует решение следующих задач:

  • охарактеризовать теоретические основы исследования: рассмотреть точки зрения современных лингвистов на понятие «заимствование»; построить классификацию заимствований по степени их освоения в русском языке; выявить причины появления иноязычных слов в русском языке; изучить отношение ученых к заимствованной лексике;
  • описать сферы употребления новейших заимствований через выявление их семантических групп;
  • провести анализ названий новосибирских стоматологических клиник и салонов красоты в аспекте использования в таких названиях заимствованных слов;
  • исследовать семантическую структуру слов гламур и лакшери как ярких проявлений языковой моды начала ХХI века;
  • определить особенности молодежного и компьютерного жаргона как способа освоения современных англо-американских заимствований.

Основным методом исследования выступает традиционный описательно-аналитический метод. В ходе работы использовались такие общенаучные методики, как наблюдение, описание, классификация, сопоставление, анализ полученных результатов.

Научная новизна работы заключается в выборе нового актуального ракурса рассмотрения заимствованной лексики – в аспекте взаимосвязи языка и мышления. Новизна исследования определяется и новизной анализируемого материала: в практической части работы представлено описание новейшей иноязычной лексики, появившейся в русском языке после 2000 года.

Теоретическая значимость исследования обусловлена доказательством выдвинутой гипотезы о том, что появление неоправданных американизмов в речи носителей русского языка происходит под воздействием лингвистической моды.

Область применения результатов исследования состоит в возможности их использования в практической деятельности педагогов, занимающихся проблемами употребления заимствованных слов в современном русском языке. Полученные данные могут использоваться в процессах подготовки и проведения занятий по русскому языку и культуре речи в вузе, а также в практике преподавания русского языка как иностранного.

1. ПОНЯТИЕ О ЗАИМСТВОВАННОЙ ЛЕКСИКЕ

Первый раздел посвящен рассмотрению и анализу данных лингвистической литературы, связанной с теоретическими основами исследования, а также раскрытию сущности основных понятий, используемых в данной работе.

1.1. Точки зрения современных лингвистов на понятие «заимствование»

             Проблема функционирования заимствованной лексики в русском языке в настоящее время невероятно актуальна. В разных аспектах ее исследуют многие ученые: Н. С. Валгина [1], Э. Ф. Володарская [2], Л. П. Крысин [3], Е. В. Маринова [4] и другие. Каждый из них предлагает свое определение понятия «заимствование». Так, Л. П. Крысин пишет: «Представляется целесообразным называть заимствованием процесс перемещения различных элементов из одного языка в другой», подчеркивая, что наиболее частым и типичным случаем заимствования является заимствование слова [3, с. 24]. Э. Ф. Володарская считает, что «заимствование – это универсальное языковое явление, заключающееся в акцепции одним языком лингвистического материала из другого языка вследствие экстралингвистических контактов между ними, различающихся по уровню и формам» [2, с. 96].

В энциклопедии «Русский язык» представлено два значения термина «заимствование»: «1) переход элементов одного языка в систему другого языка как следствие более или менее длительных контактов между этими языками; 2) слово или оборот, вошедшие в язык в результате такого перехода» [5, с. 132]. Такое толкование объективно дифференцирует значения процесса и результата в семантической структуре данного понятия.

Поскольку объектом нашего исследования являются заимствованные слова, мы будем понимать их как слова, которые переходят из лексического состава одного языка в лексическую систему другого языка, приобретая при этом графические, фонетические и морфологические особенности.

Заимствования существуют очень давно. Они начали появляться в языке в то время, когда возник сам язык. Поскольку народы постоянно взаимодействуют друг с другом, языковые системы не существуют изолированно. Было бы странно, если бы на протяжении существования нашего языка в него не приходили элементы из других языковых систем.

1.2. Классификация заимствований по степени их освоения

в русском языке

Отношение к заимствованной лексике в русскоязычном обществе варьируется: от полного принятия до призыва избавить язык от заимствованных слов. Такие полярные точки зрения обусловлены неоднородным составом заимствований, в связи с чем необходимо рассмотреть основные виды иноязычных слов.

Главный признак классификации заимствований – степень их освоения в русском языке. Исходя из этого, все заимствованные слова можно разделить на две большие группы: 1) освоенные; 2) неосвоенные.

Заимствования первой группы не вызывают негативного отношения, так как это слова, пришедшие в русский язык очень давно и не воспринимающиеся носителями языка как «чужие». Например, такие привычные для всех слова, как студент, тетрадь, школа являются нерусскими по происхождению.

Вторая группа заимствований более сложная и противоречивая. Она подразделяется на несколько видов.

Экзотизмы – слова, характеризующие особенности жизни разных народов, не соответствующие русской культуре, например: суши, сари, евро и др.

Варваризмы – слова, пришедшие из других языков и сохранившие произношение, а иногда и графику языка-источника, например: тет-а-тет, PR / пиар, о’кей и др.

Интернационализмы – часто технические или научные термины, образованные из латинских и греческих элементов, например: демократия, философия, лингвистика и др.

1.3. Причины появления иноязычных слов в русском языке

Причины появления всех видов иноязычных слов в системе русского языка могут быть как внешними (экстралингвистическими), так и внутренними (собственно лингвистическими).

К внешним причинам относятся:

1) заимствование слова вместе с заимствованием вещи или понятия: компьютер, Интернет, провайдер и др.;

Например: Компьютер оснащён устройством чтения карт памяти, поддерживающим стандарты CF/MD/MMC/SD/SM/MS, а также адаптером Marvell Yukon Gigabit Ethernet. Как заявляет производитель, это первый отечественный ноутбук с гигабитным сетевым адаптером («Гигабитный» ноутбук // «Computerworld», 2004).

2) обозначение с помощью иноязычного слова некоторого специального вида предметов: джем – разновидность варенья, портье – дежурный администратор в гостинице, дресс-код – форма одежды при посещении определенных мероприятий или организаций и др.

Например: Кстати, чернокожий портье у нас в гостинице был добродушен, предупредителен, расторопен и, на мой слух, отлично говорил по-итальянски (Дина Рубина. Медная шкатулка (2011-2015)).

Внутренними причинами являются:

1) замена описательного наименования однословным как действие закона экономии речевых усилий, например: снайпер – меткий стрелок, мотель – гостиница для автотуристов, спринт – бег на короткие дистанции и др.;

Например: За профессиональной стрельбой должны следовать такие же продуманные действия. Глупо было думать, что снайпер, привлекая к себе дополнительное внимание, спускался бы по канату на крышу соседнего дома (Евгений Сухов. Делу конец ― сроку начало (2007)).

2) заимствование слов с похожей морфологической структурой как действие закона языковой аналогии, например, слово джентльмен появилось в русском языке в ХIХ веке, а в современном русском языке слов с подобной формой становится больше: конгрессмен, яхтсмен, бизнесмен, шоумен и др.

Например: Конгрессмен от Техаса, кандидат в президенты Рон Пол безудержно клеймит американскую внешнюю политику на одной из конференций республиканцев (Год выборов // «Русский репортер», 2012); Хороший яхтсмен создает свою яхту сам, между прочим (Веста Боровикова. Шарм // «Вечерняя Москва», 2002.07.18); Ни один бизнесмен в своём уме не стал бы инвестировать в проект с такой низкой рентабельностью (Дмитрий Фролов. Цензура с рыночным лицом // «Совершенно секретно», 2003.04.08); Ни в чем не замечен, ни в чем не повинен, не рекордсмен и не шоумен, не автор песен, подхваченных массами, и даже ― не народный избранник (Леонид Зорин. Глас народа (2007-2008) // «Знамя», 2008).

1.4. Отношение к заимствованной лексике: ретроспективный аспект

В разные периоды истории нашего государства обострялись споры о том, нужны ли русскому языку заимствованные слова.

Одним из самых громких периодов подобных споров можно назвать ХIХ век. Именно в это время происходит тотальное обновление языка и в русский язык приходит огромное количество заимствований, прежде всего из французского. Это не могло остаться незамеченным, и появились как сторонники, так и противники подобных течений.

Яркими противниками заимствования иноязычных слов можно считать А.С. Шишкова и В.И. Даля. А.С. Шишков и представители созданного им литературного общества «Беседа любителей русского слова» отвергали лексические заимствования, опираясь на славяно-русскую архаику, за что были названы «архаистами».

В языкознании существует термин «пуризм» (франц. purisme, от лат. purus – чистый). В энциклопедии «Русский язык» пуризм определяется как «стремление очистить язык от иноязычных слов и выражений, от разного рода новообразований» [5, с. 402].

В истории русского литературного языка пуризм иногда был закономерным протестом против злоупотребления иностранными словами. Так, А.С. Грибоедов в комедии «Горе от ума», иронизируя над галломанией русских дворян, устами Чацкого назвал их речь смешением «французского с нижегородским».

Пуристические тенденции обнаруживаются в лингвистических взглядах В.И. Даля, который боролся с заимствованиями, называя их «чужесловами».

Итак, архаисты-пуристы считали, что нашему языку заимствования не нужны, и предлагали заменить иностранные слова русскими. А.С. Шишков подобрал такие замены: вместо автомат«самодвига»; вместо кокетка«хорошуха», «миловидица», «красовидка»; вместо калоши«мокроступы». В.И. Даль предлагал называть адрес «насылка», пенсне – «носохватка», пьедестал – «стояло». Однако предложенные варианты в языке не прижились, поскольку выглядели искусственными, тогда как заимствования оказались более удобными для использования. Значит, бороться надо не с самими заимствованиями, а со злоупотреблением ими или с их неуместным применением.

Спор сторонников и противников заимствований продолжился в начале ХХ века. Так, детский писатель К.И. Чуковский считал себя противником тех, кто призывает очищать язык от заимствований, поскольку иноязычные слова не только привносят новый смысл, но и позволяют обогатить русский язык.

Особенно актуальным спор консерваторов и новаторов становится в конце ХХ века, когда происходит падение железного занавеса и в русский язык начинает приходить огромное количество американских заимствований.

Американизмы можно определить как слова, заимствованные из американского диалекта английского языка в связи с широким распространением американских фильмов, песен и западных движений, например: геймер, стритрейсинг, кастинг, мейнстрим, перформанс и др.

Сегодня процесс заимствования не останавливается. И чем сильнее глобализация, чем прочнее интернет-технологии входят в нашу жизнь, чем выше становится скорость общения, тем больше заимствований мы используем в своей речи. Как к этому относиться? Стоит ли пытаться законсервировать язык?

Мы ответим на поставленные вопросы в следующем разделе нашей работы.

2. ИЗБЫТОЧНЫЕ АМЕРИКАНИЗМЫ В СОВРЕМЕННОМ РУССКОМ ЯЗЫКЕ КАК ПРОЯВЛЕНИЕ ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ МОДЫ

Второй раздел представляет собой практическую часть работы, направленную на доказательство гипотезы исследования в контексте анализа эмпирического материала.

2.1. Семантические группы современных заимствований

С точки зрения значения современные заимствования можно разделить на следующие основные группы:

1) техническая лексика: гаджет, девайс, айпад, айфон, смартфон и др.;

Например: Конкуренты на Android явно недотягивают. В руке девайс HTC лежит хорошо, гаджет получился эргономичным (Максим Швейц. Моцарт, играющий в Apple // «Русский репортер», № 37 (215), 22 сентября 2011).

2) компьютерная лексика и интернет-понятия: хэштег, хакинг, скриншот, браузер, хостинг и др.;

Например: Хэштег «#метеорит» стал лидером списка мировых трендов сервиса микроблогов Twitter (Мария Клапатнюк. Равнение на Челябинск // «Новгородские ведомости», 2013.03.12).

3) экономические понятия: офшор, консалтинг, фандрайзинг, роуминг, девелопер и др.;

Например: Консалтинг продает не только ноу-хау, но еще и чувство спокойствия и ощущение правильных действий, подобно ему действуют и тренинги (Владимир Ляпоров. Маркетинг: правильная работа // «Бизнес-журнал», 2004.03.16).

4) общественно-политическая лексика: инаугурация, лобби, брифинг, саммит, импичмент и др.;

Например: За воспоминания бывшая первая леди взялась серьезно, с чувством, с толком, с расстановкой. Семья, родословная, школа, Йель, встреча с Биллом, предвыборные кампании, инаугурация, эпопея с независимым прокурором, импичмент (Клариса Пульсон. Книги // «Карьера», 2003.11.01).

5) спортивная лексика: плей-офф, роллер, пауэрлифтинг, кёрлинг, футбэг и др.;

Например: По оценкам многих специалистов, выход в плей-офф не должен стать для нашей команды неразрешимой задачей (Андрей Митьков. В ожидании апперкотов. В столице Казахстана стартовал Кубок мира по боксу // «Известия», 2002.06.03).

6) названия профессий: супервайзер, копирайтер, рекрутер, тьютор, промоутер и др.;

Например: Журнальные полосы, превращенные креаторами BBDO в «суперкомпактные складные чудо-тренажеры», предлагали отжаться или прыгнуть в длину, чтобы усвоить достоинства батончиков Snickers (креативный директор ― Игорь Лутц; арт-директор ― Андрей Мудров; копирайтер ― Андрей Амлинский) (Epica «сникерснула» // «Рекламный мир», 2000.02.15).

7) лексика массовой культуры и шоу-бизнеса: байопик (фильм-биография), виджей, клипмейкер, ремейк, реалити-шоу и др.;

Например: Идти не хотелось. Имена участников проекта, синопсис, песни на саундтреке ― все говорило за то, что очередной клипмейкер с папиной фамилией снял очередное тусовочное кино, в продолжение бесконечных поминок по девяностым (Мария Кувшинова. Ну, кролик, погоди…. Филипп Янковский представил свой дебют на Московском кинофестивале // «Известия», 2002.06.24).

8) лексика индустрии моды и красоты: винтаж, кэжуал, парка, слипоны, фэшн и др.;

Например: В прошедшее десятилетие в моде был стиль гранж, потом винтаж (Зинаида Арсеньева. Говорящие платья // «Петербургский Час пик», 2003.09.10).

9) лексика кулинарии: беконайзер, стейкхаус, чикенбургер, наггетсы, капкейки и др.

Например: Ты что берешь? Я бургер буду и два чизбургера (Сергей Шаргунов. Фоторобот Евы // «Сноб», 2011).

Названные семантические группы иллюстрируют наиболее распространенные сферы использования новейшей иноязычной лексики. А основным проводником заимствований в языковой обиход современной России стали средства массовой информации. Так, слова инновация, нанотехнологии, саммит еще несколько лет назад были известны далеко не каждому, но благодаря медиасредствам, которые их транслировали, сейчас эти слова знакомы практически каждому носителю русского языка.

Рассмотрим, какие неологизмы иноязычного происхождения используются в июньском номере газеты «Красный проспект», посвященном 125-летию Новосибирска. На восьми страницах номера встречается 11 новых заимствований, причем одно слово используется дважды в разных публикациях. Вот эти слова, представленные по принципу уменьшения степени их освоения: имидж, шоу, тренд, видеоинсталляция, квест, баттл, брендбук, фан-променад, ленд-арт, 3D-маппинг, openair. Пять первых слов (от имидж до квест) включены в «Словарь иностранных слов современного русского языка» [7], однако уровень их освоения, на наш взгляд, разный: лексемы имидж, шоу, тренд, сохранившие оттенок новизны, можно считать вполне освоенными, на их фоне лексемы видеоинсталляция, квест воспринимаются как более новые. Остальные слова являются безусловными неологизмами, хотя и они не однородны по степени освоенности, что подтверждается данными Национального корпуса русского языка: слово баттл встречается в газетном корпусе 39 раз, брендбук – 6 раз, последние четыре лексемы – ни разу. Отсутствие образования openair в информационно-справочной системе, основанной на собрании русских текстов в электронной форме, обусловлено тем, что это заимствование представляет собой варваризм, написанный латиницей. Такое обилие неосвоенных американизмов в рассматриваемом номере газеты «Красный проспект» можно объяснить тем, что данные слова, относящиеся к лексике массовой культуры, индустрии развлечений, используются, чтобы проинформировать читателей о мероприятиях, включенных в программу празднования Дня города, и создать соответствующую атмосферу.

Как видно из приведенных примеров, современные заимствования с точки зрения степени их освоения в русском языке являются варваризмами. А поскольку телевидение, радио, газеты и журналы, в том числе интернет-издания чересчур активно используют американизмы, можно говорить о процессе «варваризации» русского языка.

Так, может, пришло время поднять знамя пуризма (в хорошем смысле этого слова) и высмеять «рунглиш» как проявление американомании? Именно так поступает современный писатель-сатирик Андрей Кнышев в юмореске «В эфире ньюзости». Автор начинает шуточную миниатюру словами: «Добрый ивнинг, уважаемые телевьюеры, уотчеры и лукеры. Начинаем вечерний бродкастинг ньюзостей. В бегининге – шортовый брифинг основных тудэйных ивентов». А заканчивается юмореска так: «И в заключение хочу поздравить каждого эврибади: С НАСТУПАЮЩИМ НОВЫМ РУССКИМ!» [8].

2.2. Оправданные и неоправданные заимствования

Е. В. Маринова [4], исследуя иноязычные слова в русской речи конца ХХ – начала ХХI века, дифференцирует заимствования на безэквивалентные и эквивалентные лексические единицы в зависимости от того, являются ли слова единственными номинациями предметов и, следовательно, не имеют эквивалентов в русском языке, или же представляют собой вторичные номинации предметов или понятий, для обозначения которых в русском языке уже имеются однословные наименования. К безэквивалентной лексике относятся, например, такие слова, как Интернет, клип, лифтинг, сайт, спам, файл, чат и др.; к эквивалентной лексике – слова анимация (ср. мультипликация), тинейджер (ср. подросток), тур (ср. путешествие), суицид (ср. самоубийство) и др.

Деление современных заимствований на безэквивалентные и эквивалентные можно совместить с классификацией по признаку необходимости их присутствия в русском языке.

Безэквивалентные иноязычия нужны нашему языку, поскольку не имеют русских соответствий. Это, в первую очередь, слова, которые были заимствованы вместе с новыми реалиями: монитор, сайт, биллинг, рейтинг, скейтборд и др. Например: Недорогой Интернет-биллинг для предприятий: ― проверяйте счета, присылаемые Вам Вашим Интернет-провайдером (Электронное объявление (2004)); Гаджет обладает высокой маневренностью и, в то же время, проще в освоении, чем скейт или скейтборд (Гаджеты // «Хулиган», 2004.08.15).

Новшества второй группы являются избыточными, так как дублируют по смыслу уже существующие в русском языке слова, например: комьюнити вместо сообщество, пролонгировать вместо продлить, паблисити вместо реклама, месседж вместо сообщение и др.

Таким образом, огромное количество новейших заимствований с точки зрения необходимости их присутствия в русском языке распадается на две группы: оправданные и неоправданные (избыточные).

Вряд ли можно говорить о том, что неоправданные заимствования обогащают русский язык. Но тогда почему они появляются в нашей речи? Причину возникновения в русском языке избыточных заимствований можно сформулировать очень кратко – дань моде. Да, когда-то в России модно было использовать французские слова, а теперь – английские, точнее, американские. Такие заимствования воспринимаются как более престижные по сравнению со скромными, обыденными русскими синонимами. В качестве самой яркой иллюстрации выступают названия некоторых профессий, например: клинер (=уборщик), секьюрити (=охранник), эйчар (=кадровик), мерчендайзер (=товаровед), коуч (=тренер). Представители этих профессий, называя себя по-американски, тем самым пытаются повысить свой статус.

 

2.3. Анализ названий новосибирских стоматологических клиник и

салонов красоты

Недавно в нашей стране появилась новая профессия – неймер («name» – англ. «имя»). Это специалист, который занимается созданием названий для различных проектов (компаний, брендов, сайтов и т.д.).

Зная, что для многих носителей русского языка иностранное слово звучит привлекательнее привычного родного, так как оно окутано тайной непонимания и излучает флюиды новизны, неймеры щедро используют американизмы.

Мы проиллюстрируем этот тезис, представив результаты анализа названий стоматологических клиник и салонов красоты г. Новосибирска по двум параметрам: лексическому наполнению и степени освоения в русском языке англо-американских заимствований, обнаруженных в исследуемых названиях.

Очень часто в наименованиях стоматологий используются вариации вокруг дент и дентал, которые представляют собой варваризмы, написанные как латиницей, так и кириллицей: SKYDENT, DENTAL PRIVATE, BESTDENT, DENTALIFE, MYDENTIST и АРТ ДЕНТ, ЭЛИТДЕНТ, ГОЛДЕН ДЕНТ, ДЕЛЮКС ДЕНТ, АБСОЛЮТ-ДЕНТ, ДЕНТАЛ ЛЮКС, ГОЛЛИВУД ДЕНТАЛ и др.

Реже встречается слово смайл, представленное либо как графическое заимствование, либо как результат транслитерации: WHITE & SMILE, MY BRILLIANT SMILE и ПРИТТИ СМАЙЛ, СМАЙЛ-СИТИ и др.

Обнаружено несколько названий, сочетающих латиницу и кириллицу: ВИТА СТОМ PREMIUM; АЙРИС DENT.

Примечательно, что современные маркетологи считают подобные неологизмы шаблонными и утверждают, что, давая клинике такое название, собственник обезличивает ее, сливает с массой других. И, наоборот, на фоне варваризмов названия со словами зуб, зубной, белый привлекают внимание потенциальных клиентов. Получается, что, преследуя цель – продать, заинтересованные в этом люди находятся в постоянном поиске слов, с помощью которых можно расхвалить свой товар: в приведенных примерах это отрезки арт, элит, голден, люкс, делюкс, абсолют, к ним можно добавить классик, эстетик, топ, мега, смарт, уни, лайк, профи, даймонд в соединении с корнем дент.

Что касается названий салонов красоты, чаще всего в них встречается слово beauty, которое может быть изображено как латиницей, так и кириллицей: BeautyDay, The Magic of Beauty, Fruity beauty, Beauty BOX, Be.beauty и Бьюти центр, Ирис Бьюти, Бьюти Клаб, Бьюти Рум, Бьюти Холл и др.

Реже в названиях салонов красоты появляется слово studio: Luxury Studio, Small make-up and hair studio, Homestudio, Lashes Studio, Friendly Studio и др.

Можно встретить наименования, включающие оба названных слова: Beauty studio ProNails, N and S beauty studio, DarWin beauty studio, Queen Beauty Studio, Beauty Art Studio и др.

Достаточно большая часть салонов и студий красоты города Новосибирска называется с помощью различных американских варваризмов, написанных латиницей: New face, Sweet dreams, Who are you?, She & He, Black Diamond, Hands and Feet, Red Lips и др.

В отличие от наименований стоматологических клиник, названия салонов красоты чаще включают в свой состав слова, изображенные как кириллицей, так и латиницей, причем такой синкретизм можно обнаружить не только в названии-словосочетании, но и в названии, представленном отдельным словом: Лайм of beauty, ЛеОл Т Family, Миндаль Studio, Твой STYLE, Территория WOMEN и Аzия, БирюZа, Злаtа.

Кроме того, обнаружены названия, представляющие собой собственно русские слова или давно укоренившиеся в русском языке заимствования, записанные латинскими буквами (так называемая транслитерация): Pudra, Cosmos, Grimerka, Korona, Zabava и др.

Однако, чем больше графических варваризмов и результатов транслитерации в названиях клиник, магазинов, сервисных служб, тем менее заинтересованно скользит по ним взгляд потребителя. Так, может быть, со временем и пройдет эта мода на неоправданные заимствования. В контексте этих рассуждений по-новому актуально звучат слова поэта Алексея Жемчужникова, который в 1856 году начал одно из своих стихотворений такими строками: «По-русски говорите, ради бога! Введите в моду эту новизну».

2.4. Слова гламур и лакшери как проявление языковой моды

начала ХХI века

Проанализируем одно из самых заметных проявлений лингвистической моды начала ХХI века – слово гламур. Гламур ворвался в нашу жизнь так неожиданно, что в течение долгого времени ни его сторонники, ни противники не могли четко сформулировать значение этого слова. Можно проследить становление этого понятия в русском языковом сознании по материалам Национального корпуса русского языка.

В 2009 году в журнале «Неприкосновенный запас» Анна Шор-Чудновская пишет: «Гламур ― это обман, обещание скорого эффекта и красивой жизни, обещание тупиковое, лишенное смысла. Гламур принципиально несозидателен, он только имитирует успех и смысл жизни». В этом же издании о данном понятии рассуждает Лариса Рудова: «Гламур ― это то, что можно продать, упаковав очень красиво и сделав национальной мечтой».

В 2010 году Ольга Маховская в статье «Гламурный невроз» вносит свою лепту в толкование модного слова: «Гламур тянет целый шлейф индустрии, заинтересованной в активном, безудержном потребителе».

Наконец, в 2013 году И.Г. Милославский в книге «Говорим правильно по смыслу или по форме?» к уже сложившемуся образу добавляет: «Совершенно ясно, что гламур привлекает людей, выполняя роль скрытой рекламы, прежде всего дорогих товаров и услуг. Плохо то, что гламур начал занимать в нашей жизни слишком большое место» [6].

Составители новейших словарей упорядочили всю информацию, собранную о гламуре, и предложили определения этого понятия. Следует отметить, что в разных лингвистических источниках смысловые акценты в значении этой лексемы расставлены по-разному. В «Словаре иностранных слов современного русского языка» гламур толкуется так: «ГЛАМУР [англ. glamour эффектный] — внешний блеск, лоск, шарм, обаяние. На страницах глянцевых журналов один гламур [7, с. 166]. А в «Большом толковом словаре русского языка» находим такое определение: «ГЛАМУР [англ. glamour – очарование, шик] Показная роскошь, демонстративное великолепие; нарочитый шик. Откровенный г. / О предметах роскоши; о том, что является роскошью. Приобретать г.» [9].

Определение «внешний» (блеск) по сравнению с определениями «показной», «демонстративный», «нарочитый» (шик) призвано смягчить устойчивое негативное восприятие гламура русским языковым сознанием. А негатив связан с тем, что слово гламур в русском языке получает нравственную оценку как единое обозначение глянцевой жизни. Тяга человека к гламуру меняет его социальные и духовные устремления, ведь это не стремление к совершенствованию личности и духовному развитию, а демонстрация материального благополучия и престижа. Таким образом, можно констатировать, что вброшенное в язык слово образует вокруг себя понятийное пространство и втягивает в него определенную группу людей. Язык начинает влиять на мышление. Гламур становится новой идеологией для части россиян. Наверное, это самый яркий и грустный пример того, что мы сейчас не создаем общественные и культурные отношения, а, скорее, заимствуем их вместе с соответствующими словами.

В подтверждение этого на нас обрушилось новое «дорогое» слово – лакшери. Это очередной англо-американский варваризм, а именно транскрипция слова luxury. Перевод этого «манящего» слова можно сформулировать как «роскошь», «предмет роскоши». С одной стороны, это понятие определяет философию жизни, которую могут себе позволить только избранные, очень богатые люди, а с другой, – называет ограниченный сегмент товаров и услуг, предназначенных для этих людей, которые просто обязаны их потреблять, исходя из своего особого статуса.

Поскольку в словарях слово лакшери отсутствует, мы проанализировали его употребление по материалам газетного корпуса на сайте Национального корпуса русского языка. В данном электронном источнике названное слово отмечено пять раз с таким распределением значений: в контексте «роскошь как философия жизни» лакшери встречается два раза, в значении «предмет роскоши» – три раза. Приведем примеры использования анализируемого слова.

1) значение «роскошь как философия жизни», «элита»: Для туристов лакшери и премиум-классов Крым может предложить только климат (Олег Кармунин. «В этом году в Крыму побывают 3 млн российских туристов» // Известия, 2014.06.20); В развитых странах богатеет тот, кто работает на массовый рынок. В развивающихся ― делающий ставку на сегмент «лакшери», то есть для элиты (Богачи строят свои города в Подмосковье // Комсомольская правда, 2007.03.15);

2) значение «предмет роскоши»: Я также продолжу заниматься проектами около бизнеса, в стиле «отдых», «лакшери», «развлечения» (Светлана Поворазнюк. Глеб Шагун: «Будем уходить от того, что РБК — только про деньги» // Известия, 2014.04.04); Раньше практически все лакшери-бренды работали по франчайзинговой схеме (Александра Пономарева, Мария Жебит. Налоги от кутюр // Известия, 2011.08.03); Обычно Гольдовский питался в уютном новиковском ресторанчике за “Лакшери Вилладжем” (Анна Балуева. Дмитрий Глуховский рассказал о Родине “без понтов” // Комсомольская правда, 2010.06.02).

Можно выразить восхищение тем, как легко и непринужденно наши люди встраивают чужие понятия в русскую языковую картину мира. Во-первых, для слова лакшери очень быстро появился шуточный антипод – «лукшери» как пародия на стремление отдельных обывателей приобщиться к миру роскоши, а во-вторых, было придумано название для таких людей – «лухари». Такие примеры языковой игры характерны для современного жаргона.

2.5. Особенности молодежного и компьютерного жаргона

как способа освоения англо-американских заимствований

Самыми яркими разновидностями современного сленга можно считать молодежный и компьютерный. Интересен тот факт, что иногда бывает сложно провести границу между этими видами, поскольку основными пользователями компьютера, а шире – Интернета, являются молодые люди. Тенденция к активному употреблению американских заимствований началась с компьютерной лексики, особенно после того как на базе серьезного терминологического варианта возник жаргон пользователей, то есть «юзеров». Широкое употребление заимствований в интернет-языке является чертой глобализации.

В аспекте рассматриваемой темы можно допустить, что компьютерный сленг является частью молодежного, и привести примеры из электронной переписки молодых пользователей социальной сети ВКонтакте.

Жаргонные слова, употребляемые в таких диалогах, представлены двумя видами:

1) собственно американизмы, записанные кириллицей, например: бан (англ. ban – запрет), баг (англ. bug – сбой, неполадки), фейк (англ. fake – поддельный), лайфхак (англ. life hack – маленькая хитрость, полезный совет), изи (англ. easy – легкий, легко) и др.;

2) американизмы, получившие русскую грамматическую форму, например: шерить (англ. share – делиться), делитнуть (англ. delete – удалить), залогиниться (англ. log in – войти в систему), траблы (англ. trouble – проблема, неприятность), хардовый (англ. hard – трудный, тяжелый) и др.

А вот как выглядят примеры устно-письменной речи интернет-общения [10, с. 46]:

Смотрел «Метро»?

Да в 3D.

Гууд.

Девочки, давайте куда-нибудь сходим?

Го в киноху))

– Привет)

Хэлоу

Ну, что ж, молодые люди всегда придумывают новые, модные способы общения; повзрослеют и остепенятся. А пока они едят бургеры, не забывая зачекиниться с айфона в Макдоналдс, носят лоферы и чиносы (чтобы луки были модными), делают селфи, выкладывают в Инстаграм, получают лайки и привлекают фолловеров. И вот уже психологи бьют тревогу: первое место среди разного рода зависимостей сегодня занимает зависимость от Интернета и селфи. Язык формирует психику. Появилось в языке слово селфи, такое загадочно-непонятное и потому притягательное, а потом, в качестве побочного эффекта, стало частью названия болезни.

Ну, и что у нас в анамнезе? Зависимость от инородных слов, способных поменять наше мышление? В. И. Даль говорил о себе: «Я думаю по-русски». А на каком языке думает стихотворец, написавший такие песенные строки: «Хэй, диджей, битмейкер, уличный дэнсер, шик, шик. Шейкер, шейкер, хэй, патимейкер»?

Но на самом деле всё не так плохо. Просто мы живем в эпоху глобальных перемен, а в такое время язык меняется резко, быстро, иногда неприятно для нас. И это неизбежный, естественный процесс, ведь благодаря ему наш язык остается живым языком, который обслуживает все коммуникативные сферы. Хочется согласиться с мнением Максима Кронгауза, который считает, что нашему языку не страшен поток заимствований и жаргонизмов. Русский язык «переварит» всё это, что-то сохранив, что-то отбросив, и на место хаоса придет стабильность [11, с. 6].

Да, за русский язык можно не бояться, он «сильный игрок», и наша самобытность находится под его защитой, ведь не случайно И. С. Тургенев верил, что такой язык был дан великому народу.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Данная работа была посвящена проблеме использования заимствованных слов в современном русском языке. Опираясь на материалы Национального корпуса русского языка, мы проанализировали функционирование новейшей заимствованной лексики, появившейся в русском языковом пространстве после 2000 года.

Ключевым понятием исследования стало понятие «заимствование». Рассмотрев точки зрения современных лингвистов, предлагающих различные определения данного понятия, мы сформулировали следующую дефиницию: заимствования это слова, переходящие из лексического состава одного языка в лексическую систему другого языка и приобретающие при этом графические, фонетические и морфологические особенности по сравнению с языком-источником.

По степени освоения в русском языке заимствованные слова делятся на освоенные и неосвоенные. Современные заимствования относятся к группе неосвоенных, являясь варваризмами из американского диалекта английского языка, то есть американизмами, которые, с точки зрения необходимости их присутствия в русском языке, характеризуются как оправданные и неоправданные заимствования. Оправданными считаются заимствованные слова, называющие новые реалии и не имеющие русских эквивалентов; неоправданными – слова, которые дублируют по смыслу уже существующие в русском языке лексемы.

Проведя анализ эмпирического материала, а именно названий новосибирских стоматологических клиник и салонов красоты, а также исследовав семантическую структуру слов гламур и лакшери, мы доказали выдвинутую гипотезу о том, что появление неоправданных американизмов в речи носителей русского языка происходит под воздействием лингвистической моды, которая обусловлена внешними факторами, в первую очередь, процессом глобализации современного мира.

Мы ставили перед собой цель проанализировать употребление заимствований в современном русском языке сквозь призму взаимосвязи языка и мышления, выявив степень влияния огромного количества новейших американизмов на ментальные процессы, лежащие в основе русского языкового сознания. В результате проведенного исследования нами установлено, что заимствованные слова могут образовать вокруг себя понятийное пространство и втянуть в него определенную группу людей (например, гламур и лакшери как философия жизни). В этом случае язык начинает влиять на мышление.

С другой стороны, рассмотрев особенности молодежного и компьютерного жаргона как способа освоения англо-американских заимствований, мы пришли к выводу, что творческие возможности языка, ярче всего реализуемые в сленге, представляют собой защитные ресурсы, позволяющие скорректировать влияние неиссякаемого потока американских слов на русское языковое сознание и сохранить нашу самобытность.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Валгина Н. С. Активные процессы в современном русском языке: Учебное пособие. М.: Логос, 2001. 304 с.
  2. Володарская Э. Ф. Заимствование как отражение русско-английских контактов // Вопросы языкознания. 2002. № 4. С. 96118.
  3. Крысин Л. П. Русское слово, своё и чужое: Исследования по современному русскому языку и социолингвистике. М.: Языки славянской культуры, 2004. 888 с.
  4. Маринова Е. В. Иноязычные слова в русской речи конца XX начала XXI века: проблемы освоения и функционирования: Дис. … докт. филол. наук: 10.02.01. Москва, 2008. 509 с.
  5. Русский язык: Энциклопедия / Гл. ред. Ю. Н. Караулов. М.: Большая Российская энциклопедия; Дрофа, 1997. 721 с.
  6. Национальный корпус русского языка. URL: http://www.ruscorpora.ru/new/search-main.html (дата обращения: 14.09.2019).
  7. Словарь иностранных слов современного русского языка / Сост. Т. В. Егорова. М.: Аделант, 2014. 800 с.
  8. Андрей Кнышев. В эфире ньюзости. URL: http://vesti72.ru/humour/story/603.html (дата обращения: 15.09.2019).
  9. Большой толковый словарь русского языка / Гл. ред. С. А. Кузнецов. URL: http://gramota.ru/slovari/dic/ (дата обращения: 15.09.2019).
  10. Пометелина С. М. Интернет-коммуникация: «эшафот» для русского литературного языка или очередной этап развития языковой системы? // Вестник Сибирского государственного университета путей сообщения: Гуманитарные исследования. 2017. № 2. С. 4349.
  11. Максим Кронгауз. Русский язык на грани нервного срыва. М.: Знак; Языки славянских культур, 2007. 145 с.

 Курс 3.30. ” Теория и методика преподавания учебного предмета в условиях реализации ФГОС ООО”

Курсы повышения квалификации:

0

Автор публикации

не в сети 7 месяцев

Pometelina50

760
flagРоссия. Город: Новосибирск
Комментарии: 0Публикации: 42Регистрация: 25-12-2019

Добавить комментарий